Remont-gazeley.ru

Про отечественный автопром
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Москвич 400 420

Это ж Опель? История Москвич-400

История появления этого автомобиля на свет опутана противоречиями, домыслами и слухами в виде версий. Однако его появление состоялось – и вместе с ним состоялся массовый советский автопром. К 70-летию Москвича вспоминаем об этом легендарном автомобиле.

Писательский вес по машинам Они измеряли в беседе: Гений — на ЗИМе длинном, Просто талант — на «Победе», А кто не сумел достичь В искусстве особых успехов, Покупает машину «Москвич» Или ходит пешком. Как Чехов. Самуил Маршак, «Меры веса» (1954)

В июне 1946 года начали выпускаться сразу два советских автомобиля – легковой ГАЗ-М-20 Победа и грузовик ГАЗ-51. А 4 декабря того же года на заводе ЗМА собрали первый Москвич-400. Казалось бы, всё логично – страна ускоренными темпами, напрягая все жилы, встаёт из руин. Но появлению первого Москвича предшествовала длинная и запутанная история.

До Москвича

Ещё до войны, в 1930-е, руководству страны было понятно, что автопрому пора осваивать модель «индивидуального пользования». О том, что личный автомобиль давал советскому гражданину слишком уж много свободы, в те годы ещё не думали (этот «тренд» в советской власти возникнет позже), доводы были другими: личный автомобиль мог быть хорошим средством поощрения рядовых граждан, а также мог служить целям подготовки водителей для сельского хозяйства и армии. Эти задачи представлялись весьма важными, особенно на фоне бума автомобилизации на Западе.

У нас же в то время простые граждане были почти полностью лишены возможности купить авто. За редким исключением: приобретение через профсоюзную организацию (не иначе как, опять-таки, за серьёзные заслуги) или же покупка подержанного авто через комиссионный магазин. Ещё можно было выиграть автомобиль ЗИС-101 в лотерею, но возможность эта была, скорее, теоретической. И всё перечисленное – это фактически единичные случаи. В остальном машины «распределялись» по организациям, ведомствам и министерствам.

Дабы создать «народный» автомобиль, экономический совет при Совнаркоме СССР в марте 1939 года выпустил постановление, где были утверждены характеристики будущей модели. Уже в следующем, 1940-м, на заводе Коммунистического интернационала молодёжи (КИМ, позднее переименованный в ЗМА, а потом в МЗМА) началось мелкосерийное производство автомобиля КИМ-10, в основу которого лёг английский Ford Perfect.

Байка о четырёх дверях

Но «фордовскому варианту» не суждено было дойти до серии. В 1940 году Сталину показывали зарубежные «аналоги» и двухдверный КИМ-10-50. Сталин непрактичную машину не одобрил и указал на Opel Kadett K38, имевший схожий дизайн и пропорции, но представленный именно в четырёхдверном варианте – мол, вот как должна выглядеть советская малолитражка.

На фото: Opel Kadett 4-door (K38) ‘1938–1940

Этот факт, кстати, полностью опровергает известную байку о послевоенном смотре 1945 года, когда Сталин якобы сказал директору МЗМА фразу «садись и ты, дорогой», предлагая сесть на заднее сиденье, воспользовавшись задней дверью.

В 1945 году вождь знакомился уже с 4-дверным седаном КИМ-10-52. Что именно он там сказал и кому, мы не знаем, но проект был обречен по вполне объективной причине. Дело в том, что при эвакуации завода КИМ в октябре 1941 года на Урал большая часть документации и оснастки для выпуска КИМ-10 была утрачена. Об альтернативе думали недолго – взяли «одобренный» Сталиным немецкий седан. Постановление ГКО от 26 августа 1945 года именовалось так: «О постановке на производство на МЗМА автомобиля Опель-Кадет К-38 в его существующем виде».

На фото: КИМ-10-52 ‘1941

Решено было воспроизвести наиболее прогрессивный и достаточно редкий вариант Кадета – с четырёхдверным кузовом и независимой передней подвеской. Но с этим «чистым копированием» тоже возникли сложности.

Москвич под СВАГом

Был ли первый Москвич полностью сделан на оборудовании и по документации, вывезенной с завода Opel в немецком Рюссельсхайме? Такого мнения придерживается знаменитый Юрий Долматовский в книге «Мне нужен автомобиль», и эта версия очень популярна. Но ведь могло быть так, что чертежи на Кадет были уничтожены в ходе бомбёжек или же спрятаны немцами?

О том, что документацию пришлось почти полностью восстанавливать из небытия по части чудом уцелевшей оснастки, говорит не менее авторитетный источник – Лев Шугуров в книге «Автомобили России и СССР». А ещё один источник, А.Ф. Андронов, генеральный конструктор МЗМА (АЗЛК) с 1949 года, в своих воспоминаниях и вовсе утверждает, что чертежи Москвича-400 создавались самостоятельно Отделом главного конструктора в Москве, а вся оснастка делалась на ГАЗе и ЗИСе… Так где же правда?

Пожалуй, максимально возможную на данный момент ясность в этом вопросе вносят воспоминания инженера МЗМА Е.И. Борычева. Советский Союз имел право на использование части промышленного оборудования побеждённой Германии, в том числе и находившегося на заводе в Рюссельсхайме, но проблема была в том, что использовать там было особо нечего – во время войны завод делал не автомобили, а авиационные детали, и поэтому при наступлении был действительно разбомблен британскими ВВС до основания. Кое-что, однако, нашлось в тайниках – уцелела оснастка для производства шасси и кузова Кадета, но только в двухдверном исполнении, самом популярном в довоенной Германии. Никаких сведений не сохранилось и по двигателю.

Итак, недостаток оснастки (причем в самой сложной с точки зрения технологии «дверной» части), нехватка чертежей, несколько «живых» экземпляров Кадета… С таким «наследством» советским инженерам предстояло поставить автомобиль на производство, причем с чётким сроком – первые пять Москвичей должны были пойти в серию в июле 1946 года. К американцам из General Motors, владевшей с 1929 года маркой Opel, обращаться за недостающими чертежами не представлялось возможным – послевоенная союзническая эйфория уже сменилась первым поветрием «холодной войны». Своими силами было не справиться.

И тогда к восстановлению утраченного знания привлекли немецких специалистов – трудовые коллективы, состоящие из немцев и возглавляемые гражданами СССР, создавались под началом Советской военной администрации в Германии (СВАГ) ещё с лета 1945 года.

В результате четырёхдверный кузов, включая деревянную мастер-модель и шаблоны для штампов, был воссоздан конструкторским бюро в Шварценберге, а нижнеклапанный двигатель с чугунным блоком и баббитовыми подшипниками «перерождён» в Берлине.

К сроку, правда, всё равно не успели – долгое время заняла «увязка» репарационного и заново созданного оборудования, а также устранение проволочек со смежниками – и 17 августа 1946 года изначально установленный срок перенесли Приказом Министра Автотракторной промышленности СССР на IV квартал 1946-го.

В серии

Большинство источников утверждает, что первый серийный автомобиль был выпущен на МЗМА 4 декабря 1946 года – именно этот день считается днём рождения Москвича. Однако есть мнение, что первые серийные машины собрали в ночь с 8 на 9 декабря. Как бы там ни было, а подготовка к производству, учитывая все проблемы, заняла всего полтора года, и новый, 1947-й год завод встречал явно на подъёме. В 1947 году Москвич даже заимел свой собственный «спешл эдишн» – к 800-летию Москвы выпустили юбилейную партию машин с миниатюрным геральдическим щитом на левой боковине капота.

На фото: Москвич-400-420 ‘1946–1954

Первая модель послевоенного МЗМА, согласно полному обозначению, именовалась Москвич-400-420 (цифры указывали, соответственно, на номер двигателя и номер кузова), однако долгое время «четырёхсотый» называли просто Москвич, ведь других Москвичей просто не существовало.

На фото: Москвич-400 ‘1946–1954

Машина получилась удачной – технологичной, симпатичной и надёжной. В целом не блиставшая новаторством конструкция всё же отличалась некоторыми интересными решениями – весьма прогрессивно воспринимались послевоенной общественностью несущий кузов, алюминиевые поршни двигателя, гидравлические тормоза и, главное, независимая подвеска типа Дюбонне, воплощающая истинное инженерное изящество. Вместе с тем, у машины не было указателей поворота, зато стеклоочиститель (сам по себе бывший тогда редкостью) имел механический привод от… распредвала двигателя.

За 1947 год был выпущен 1 501 автомобиль, за 1948-й – уже 6 706, за 1949-й – 19 806. Скоро годовой объём выпуска довели до 35 000 штук, потом до 50 000, а в июне 1953-го модель вышла на точку самоокупаемости, став рентабельной. В октябре того же года с конвейера сошел 100 000-й Москвич, а уже в марте 1954 года (через полгода!) общий объём выпуска достиг 150 000 экземпляров (однако часть источников утверждает, что максимальный годовой объём выпуска был достигнут в 1955 году и составил 47 758 машин).

Со временем машина получила некоторые обновления, обзаведясь синхронизаторами на третьей и четвёртой передачах, более удобным (по сравнению с напольным) рычагом КПП на рулевой колонке и усиленными подшипниками в заднем мосту. Всё это, плюс блок цилиндров с короткими сухими гильзами, новая головка блока, изменённая конструкция распредвала, обоих коллекторов, водяного насоса, стартера и генератора, в 1954 году оформилось в модификацию Москвич-401, а точнее – Москвич-401-420. Мощность мотора поднялась с 23 до 26 л. с. при 4 000 об/мин. В салоне «четыреста первый» отличался от предшественника более «дорогим» рулевым колесом с цветным пластиком обода и переехавшей вслед за рычагом КПП на рулевую колонку рукояткой «ручника».

Читать еще:  Москвич 407 купе фото

На фото: Москвич-401-420 ‘1954–56

После запуска четырёхдверного седана в серии появились и деревянные фургоны Москвич-400-422, они выпускались с 1949 и до 1956-го, то есть практически до конца выпуска основной модели.

Описание модели Москвич-400-420 (400-420, 400-420А)

Легковой заднеприводный автомобиль, выпускался заводом МЗМА (Московском заводе малолитражных автомобилей — так в 1945 — 1968 гг. назывался АЗЛК) с двумя вариантами кузовов: закрытым и открытым с с мягким складным тентом. Мощность 4-х цилиндрового двигателя составляла 23 л.с.

Производство Москвич-400 началось вскоре после окончания Великой Отечественной войны. Он стал первым массовым легковыми автомобилями в СССР, который стал поступать в продажу населению. Автомобиль выпускался в 1946 — 1954 гг и являлся модернизацией автомобиля Опель Кадет К38, выпускавшегося в Германии перед Второй Мировой войной (в 1937 — 1940 гг.)

В 1945 году из СССР в побеждённую Германию прибыла группа инженеров, которая совместно с военными обследовала доставшиеся победителям промышленные объекты. В их поле зрения попал хорошо сохранившийся ведущий завод компании «Байерише Моторен Верке» в городе Эйзенахе, а также «Научно-техническое бюро автомобилестроения» той же компании в Хемнице. «BMW-321» вполне могла стать основой для создания нового советского автомобиля. Но Сталину продемонстрировали Opel Olimpia, Opel Kadett и КИМ-10-52. Вождь КИМ видеть не хотел и остановил выбор на Kadett.

Часть оснастки вывезли с завода «Опель» в Рюссельсхайме. От московского завода туда ездила группа под руководством О. В. Дыбова. Часть немецкого оборудования увезли в Днепропетровск, для завода, который должен был делать грузовики ДАЗ — аналог ЗИС-150. Автомобильное производство там так и не начали. Кузовные штампы для «Москвича», видимо, частично не вывезли. Поэтому их (в частности, штампы дверей) делал завод ЗИС. Очевидно, чертежей тоже не было или был не весь комплект. Документацию по образцам автомобилей создавали на МЗМА.

4 декабря 1946 года с конвейера московского автозавода сошел первый послевоенный автомобиль, названный «Москвич-400». Его 1,1-литровый двигатель развивал 23 л. с., а длина кузова составляла 3855 мм. Максимальная скорость не превышала 90 км/ч при расходе топлива 9 л на 100 км. Необычной чертой машины являлась независимая подвеска передних колес типа Дюбонне.

На первых автомобилях «Москвич-400» был выявлен ряд конструктивных недостатков кузова: появление в некоторых местах трещин на оплавке и на основном металле, поломки дверных замковых ручек и замков капота, недостаточные уплотнение и пылезащита кузова, отклеивание обивки потолка, недостаточная антикоррозионная защита и некоторые другие. В период 1948-1953 годов удалось повысить долговечность, увеличить мощность двигателя, повысить удобство и эксплуатационные качества, а также снизить вес «Москвича-400». В 1951 году «Москвич-400» оснастили новой коробкой передач с синхронизаторами и рычагом, установленным на рулевой колонке, а не на полу, как это было ранее.

В 1952 г. внесён ряд конструкторских решений, повысивших пробег до капитального ремонта.

В 1954 году двигатель «Москвича» был значительно модернизирован и его мощность доведена до 26 л. с. Эта модификация, получившая индекс «401», имела новую трансмиссию с синхронизаторами на второй и третьей передачах. Внешне модель отличало наличие подфарников — указателей поворота на передних крыльях.
Всего с 1946 по 1956 год в Москве было изготовлено 247 439 (216 006 седанов ) машин. Они стали первыми советскими массовыми автомобилями, которые продавались для индивидуального пользования.
«Москвичи» 400-го семейства несли двойной индекс: первое число означало модель двигателя, а второе — модификацию кузова. Базовая модификация кузова – четырехдверный седан – обозначалась индексом «420».

Модификации Москвич-400:

УЗЛЫ И АГРЕГАТЫ

Двигатель.

Трансмиссия.

Ходовая часть.

Механизмы управления.

Электрооборудование.

Контрольно-измерительные приборы и специальное оборудование.

Кузов

Емкости заправочные в л

Бензинового бака — 31,0
Системы охлаждения — 6,0
Системы смазки двигателя:
— без фильтра тонкой очистки — 2,7
— с фильтром тонкой очистки — 3,3
Картера коробки передач — 0,4
Картера заднего моста — 0,9
Картера рулевого механизма — 0,13
Системы гидравлического привода тормозов — 0,5
Переднего амортизатора и цилиндра подвески — 1,0
Заднего амортизатора — 0,1

Заводские номера автомобиля (шасси), кузова и двигателя выбиты на таблице, помещенной на кузове под капотом и на блоке двигателя, с правой стороны за бензонасосом.

История Москвич-400-420

Москвич 400 является ярким представителем советской «малолитражки» послевоенных годов, который производился на МЗМА с 1946 по 1956 год и представляет собой практически точную копию немецкого автомобиля Opel Kadett K38, выпускаемого концерном General Motors в 1937-1940 гг.

Москвич-400-420 (1946-1954 гг)

Немного истории о автомобиле «Москвич-400-420»

Как известно, в довоенные годы СССР широкомасштабно производили автомобили высокого и среднего класса, делая акцепт на уникальности дизайна и высоком качестве внутренней отделки. Большинство из этих моделей были гордостью Горьковского завода и завода им. Сталина. В результате, распространены они были либо в народном хозяйстве, либо среди «высшего класса» населения. Очень редко, но все же можно было встретить простого работающего на элитной советской машине, которая, впрочем, была преподнесена ему в качестве подарка за особые заслуги.

Наблюдая за массовой «автомобилизацией» других стран Европы, в Советском союзе также начали задумываться о создании недорогого и компактного «сити-кара», который был бы по карману любому работающему человеку, или который бы стал роскошным, но в то же время, и не очень затратным «презентом», методом поощрения или мотивации в различных сферах.

Прототип Москвича-400 — Opel Kadett K38, 1937 года выпуска

Кстати, попытка создать такой автомобиль у же была. Случилось это на Московском заводе им. Коммунистического Интернационала молодежи, когда в 1940 году впервые в свет вышел КИМ-10 и его модификация КИМ-10-51. Хоть и образцом для создания послужил британец Ford Prefect, выпускаемый значительно раньше, для Советского союза этот КИМ был вполне приличным и современным. В массовое производство автомобиль так и не пошел – всего было выпущено лишь 450 штук, которые, как ни странно, раскупались почти мгновенно. После этого в небольшом количестве с конвейера сошел 4-х дверный седан КИМ-10-52, но война вынудила переоснастить завод и начать специализироваться на выпуске военных машин.

Так вот… закончилась Великая Отечественная и на Московском автомобильном заводе начались первые работы по проектированию бюджетной советской малолитражки. Кстати, в 1945 году небольшой состав советских инженеров отправился в Германию на осмотр интересных и передовых промышленных объектов. Были обследованы компания «Научно-техническое бюро автомобилестроения» и «Байерише Моторен Верке» вместе с заводом, из которых взяли несколько экземпляров автомобилей для презентации вождю, которые служили бы основой для создания советской машины. Так как Сталин не хотел больше видеть ни КИМ, ни чего-то его напоминающее, он остановил выбор именно на «Кадете К38». Сразу после этого было выдано распоряжение увезти из немецкого завода небольшую часть оснастки, а также – часть оборудования на Днепропетровский завод, производивший тогда грузовые машины ДАЗ.

Рекламный предпродажный плакат

В результате была установлена рюссельхаймская производственная линия, на которой и начали производить первые детали для будущего автомобиля. О.В. Дыбов, который на тот час занимал должность заместителя главного конструктора, предложил в честь праздника «800 лет Москве» назвать автомобиль «Москвич». Это, несомненно, понравилось «верхушке» СССР и вожди дали добро. Внешне отличить советский автомобиль от немца Кадета практически невозможно, если не вглядеться лишь в заводские шильдики. Но так как Опель уже имела при себе компания GM и замеры приводились в дюймах, Москвич пришлось перерабатывать и все детали в метрической системе заменить на отечественные.

С конвейера сошел 10000-й экземпляр Москвича-400

И вот уже в начале декабря 46-го был полностью собран первый экземпляр автомобиля под названием «Москвич»-400 с 1.1-литровым двигателем и мощностью в 23 лошадиных сил. Одной из самых запоминающихся особенностей данного автомобиля являлась передняя независимая подвеска «Дюбонне». Но, к сожалению, первые модели имели ряд недостатков, например – мелкие трещины на металле и оплавке, частые поломки замков салона и капота, плохая «герметичность» салона и низкое качество его обивки, склонность к коррозии и т.д. Но спустя 2 года большинство этих «ляпов» все-таки устранили, а также – повысили мощность, снизили общий вес и улучшили комфортабельность. Еще через три года Москвич обзавелся усовершенствованной КП с рычагом около руля. Тогда же решили укрепить конструкцию и, тем самым, заметно повысить пробег. Но в 1954 году Москвич «родился заново» благодаря комплексной модернизации технических характеристик, в следствии чего решили перейти с индекса 400 на 401. Эта модификация выпускалась всего 2 года. За все 10 лет производства с конвейера сошло 247 439 экземпляров автомобиля (из которых 17 742 кабриолета) и были именованы, как первые советские автомобили массового производства, предназначенные для индивидуального использования, независимо от статуса покупателя.

Читать еще:  Москвич 403 полноприводный

Базовая модификация Москвича на милицейской службе

Кстати, в разных источниках Москвич имеет и одинарный, и двойной индекс. Ни первое, ни второе не является ошибкой, так как первое число означает лишь модель двигателя, а второе число – тип кузова. Базовая модель имела индекс 400-420.

Конструкция и дизайнерские решения

Москвич-400 в базовой модификации был четырехдверным седаном, главной отличительной чертой которого был удлиненный капот, выступающие арки колес и практически полное отсутствие острых углов. Сам кузов был несущим и изготавливался из цельных металлических пластов.

Эмблема «четырехсотого» Москвича

Обеспечить наличие необходимого оборудования и начать работы по проектированию Москвича на основе Кадета было поручено целым 11 КД. Над внешним «обликом» автомобиля работало Шварценбергское Кузовное бюро, главой которого был Дыбов. Первые чертежи новой модели и каждой ее отдельной детали начали чертить в конце 1945 года. Имея на руках все нужные образцы от немецкого прототипа, дизайнерам удалось достаточно легко и быстро выполнить всю запланированную работу, от начала до конца. Уже в марте 1946 года на Московский завод привезли множество различных чертежей, моделей и готовых экспериментальных автомобилей. Немецкие специалисты, которые собственно и трудились над созданием советской малолитражки, смогли не только предоставить хорошую «копию» Опеля, но и предложили целый список идей, как усовершенствовать и сделать ее более комфортабельной. К моменту запуска серийного производства стало ясно, что унификация с Opel Kadett K38 составляла почти 97%. Кстати, не все детали для своего Москвича изготавливал МЗМА – почти треть из них поставлялись от заводов ГАЗ и ЗИС.

Самые первые модели не имели особых удобств – салон достаточно узкий, багажник без дверцы (доступ осуществлялся только путем откидывания задней спинки), да и отопителя в принципе не было. Но большой дорожный просвет, очень простая и крепкая конструкция, а также – энергоемкая подвеска и удачно спроектированный двигатель позволяли без ущерба для самого автомобиля ездить по тяжелому бездорожью или бродам глубиной около 60 см. Да, этот Москвич был почти неубиваем, так как, кроме всего прочего, мог смело обслуживаться и ремонтироваться неквалифицированными работниками или малограмотными владельцами.

Передняя панель приборов Москвича

Как и было свойственно всем бюджетным малолитражкам, салон Москвича обладал минимализмом и сдержанностью. Особенностью передней панели было присутствие двух бардачков – с крайнего левого и правого углов, а также – отдельного ящика для инструментов под сиденьем водителя. Справа от рулевого колеса присутствовали два круглых оборудования – это спидометр и тахограф. Что касается самого рулевого колеса, то оно имело достаточно большой радиус и три тонких спицы. Для дополнительного комфорта во время езды были предусмотрены противосолнечные щитки, открываемые «форточки-треугольники» на передних боковых стеклах, а зеркала заднего вида легко регулировались и обеспечивали неплохой угол обзора.

Переднее сидение представляло собой цельную подушку на 2 места с раздельными, немного выгнутыми спинками. Не смотря на умеренную мягкость, диван был вполне удобным. На заднем сидении вполне могло поместиться три пассажира и оно имело мягкую откидную спинку. Обивка салона была простой, одноцветной, закрепленной по периметру круглыми кнопками. Все металлические детали были покрыты эмалью под цвет самого кузова.

салон Москвича-400-420 со стандартной обивкой

Пытаясь в общих чертах описать внешний вид кузова «Четырехсотого», хотелось бы акцентировать внимание на большом количестве хромированных деталей – это пороги дверей, ручки, бамперы, колесные колпаки, боковые молдинги, эмблема «Москвич», ободки всех фар, верхняя радиаторная облицовка, 2 накладки в местах крепления бампера и облицовочные вертикальные перемычки. Кстати, что касается эмблемы, то внутри хромированной окантовки изображалась кремлевская башня и красными буквами «ЗМА». Задний фонарь был только один в цвете бордо, а номерной знак имел белую подсветку. Передние двери с одной наружное петлей открывались по ходу движения, а задние – против хода. Также отметим наличие специального фигурного отверстия для рукоятки на переднем бампере в центральной его части.

рулевое колесо Москвича-400

Но специалисты постоянно работали над конструкцией автомобиля, тем самым, беспрерывно совершенствуя его на протяжении всего периода производства. Спустя полтора года к бамперу (на его левом кронштейне) прикрепили звуковой сигнал, была укорочена ножка задней фары, затем рычаг коробки передач установили справа от рулевого колеса, а не на полу (это повысило удобство управления). Спустя 2 года КПП уже связали с коробкой системы тяг и валов, а в 1954 году возникла мысль увеличить мощность автомобиля, установив новый двигатель. Вот так фактически и закончилось существование Москвича с индексом 400, ведь на смену ему дали уже индекс 401 (как вы помните – это число обозначает модель двигателя). Отличия во внешнем виде были очень несущественные: в штатных местах стали устанавливать заводские подфарники, само рулевое колесо и осталось пластиковым, но его спицы стали железными, а также немного изменились шкалы контрольных приборов и отдельные элементы отделки. Что касается конструкции, то наконец улучшили пыленепроницаемость и устойчивость к коррозии за счет использования новых усилителей, 2-рядной точечной электросварки и более качественного покрытия. Также немного изменился вид аккумуляторной площадки – вместо консольного приваривания, она теперь частично «утопала» в моторном щите.

Технические характеристики Москвича-400 (401)

Москвич отличался идеальным соотношением простоты, комфорта и оптимальными техническими решениями, благодаря которым и стал чуть ли не самой популярно машиной того времени. «Четырехсотая» модель двигателя была четырехцилиндровой, нижнеклапанной. Чтобы удешевить конструкцию, цилиндры и их головки изготавливали из очень дешевого сплава, а чтобы сделать возможным самостоятельно ремонтировать «сердце» Москвича малограмотными водителями, к самым важным узлам доступ сделали максимально легким. Кстати, несмотря на маленькую мощность – всего 23 л.с., Москвич вполне мог разогнаться и до 90 км/час, но только по идеально ровной дороге. Заправлялся автомобиль бензином с о.ч. 66, сам двигатель обладал степенью сжатия около 5.8 и мог похвастаться просто завидной долговечностью.

Москвич-400 во время прохождения испытаний

Тормозная система «четырехсотого» имела на те времена довольно-таки нестандартное решение, так как гидравлический привод еще не дошел до пика своей популярности, да и сам тормозной барабан Москвича был и ступицей, и колесным диском одновременно. Поэтому, «Да здравствуют коромысла, системы тяг, тросов и уравнителей»! Что касается самого барабана, то располагался он на подшипниках передней подвески и на полуоси заднего моста. Колеса не имели обычных дисков, а лишь обода с гнездами, так как шпильки крепления были и так расположены на максимально допустимый диаметр. Да, многие видели в такой конструкции ряд недостатков, но то, что она позволила уменьшить массу неподрессоренных деталей и увеличить устойчивость машины – это факт. Кстати, оснастка салона была достаточно бедной – не было ни радио, ни отопителя. Еще одним из недостатков можно считать конструкцию «дворников», которые работали только от двигателя. В непогоду (сильный дождь, снег, гололед, броды и т.д.) каждый здравомыслящий водитель двигался осторожно и медленно, но чем меньше было оборотов двигателя, тем медленней работали эти стеклоочистители. Поэтому чаще всего они не справлялись со своей главной задачей и доставляли массу неудобств.

Спустя пару лет, после запуска конвейерного производства базовой модели Москвича, конструкторы, опираясь на опыт соседей-европейцев, выпустили компактный фургон с деревянным каркасом кузова, имеющим индекс 400-422. Его грузоподъемность была всего 200 кг, а через бакелизированную фанеру этот автомобиль любили называть «Буратино». Их производство нельзя назвать массовым из-за видимой хрупкости и недолговечности, поэтому конструкторы вернулись к совершенствованию основной модификации. Летом 1949 года на Москвич-400 был установлен фильтр тонкой очистки, который сумел еще больше повысить долговечность двигателя. В начале 50-х укрепили задний мост за счет установки более прочных полуосей и подшипников. Тогда же стало ясно, что существующей мощности недостаточно и двигатель также требует полной переделки. В результате модернизировали 2 блока цилиндров, валы, водяные помпы и бензиновый насос. На этом эксперименты не закончились: во время разработки более мощного двигателя, пришлось три раза переделывать генератор, 4 раза менять карбюратор и 2 раза – зажигание. Работы длились почти 2 года, и в результате в 1954 году была представлена совершенно новая модель двигателя с мощностью уже 26 л.с., новыми коллекторами и индексом 401. Вот так и появился старый-новый Москвич-401-420. В модернизированной модели были также устранены многие прошлые недочеты, хотя на общей картине этого автомобиля они практически никак не отразились. Именно поэтому 401-го Москвича не принято выносить как отдельную модель.

Таблица характеристик автомобиля Москвича 400 и 401

Москвич 400 420

Только мы, знаем, ваши мечты! Коллекционные автомобили, техника и вооружение.
От ретро-старины до концептов будущего

История появления этого автомобиля на свет опутана противоречиями, домыслами и слухами в виде версий. Однако бесспорно одно — его появление положило начало массовому отечественному автопрому.

Читать еще:  Москвич 2140 люкс салон

Дебют в 1946 году первого поколения заднеприводных «Москвичей» имеет довольно извилистую предысторию. Если коротко, то рождение состоялось вместе с перезапуском московского автозавода имени Коммунистического Интернационала молодежи, когда предприятие стало называться Заводом малолитражных автомобилей. На новую производственную программу повлияли события военных лет и личностный фактор вождя того времени.

Вместо ранее планировавшихся моделей КИМ стартовал выпуск автомобиля ЗМА. За основу был взят четырехдверный Opel Kadett K38 (Opel, кстати, уже тогда принадлежал GM), производство которого в Германии велось с 1937 по 1940 годы. Важно отметить, что это не был прямой перенос производства: в процессе подготовки специалистам ЗМА пришлось восстанавливать и заново разрабатывать документацию, а также вносить новые конструктивные решения. Большинство источников утверждает, что первый серийный автомобиль был выпущен на МЗМА 4 декабря 1946 года – именно этот день считается днём рождения Москвича. Однако есть мнение, что первые серийные машины собрали в ночь с 8 на 9 декабря. Как бы там ни было, а подготовка к производству, учитывая все проблемы, заняла всего полтора года, и новый, 1947-й год завод встречал на подъёме. События происходили в канун празднования 800-летия столицы, что и повлияло на происхождение названия — «Москвич».

Решение о выборе прототипа принимал сам Сталин. Opel Kadett понравился Сталину еще до войны. В 1940 году на показе в Кремле образцов зарубежных и перспективных отечественных легковых автомобилей Сталин отверг двухдверный КИМ-10, спроектированный с оглядкой на компактный Ford Prefect, и указал на Opel — вот каким должен быть советский народный автомобиль! Желание вождя не обсуждалось — конструкторы сделали два четырехдверных прототипа под маркой КИМ-10-52, соединивших шасси Форда с внешностью четырехдверного Кадета. Потом началась война. А на показе трофейной и союзнической техники в начале 1945 года Иосиф Виссарионович вновь выхватил взглядом Kadett — и судьба Москвича была решена окончательно.

Производство Москвич-400 началось вскоре после окончания Великой Отечественной войны. Он стал первым массовым легковыми автомобилями в СССР, который стал поступать в продажу населению. Любопытно, что государственные приёмочные испытания автомобиль прошёл «задним числом» — лишь в 1949 году, уже в ходе своего серийного производства. Это при том, что Москвич уже год как поставлялся на экспорт – с 1948 года его отправляли в Финляндию, а позднее он экспортировался также в Албанию, Польшу и даже Китай.

Главное достоинство М-400 заключалось в удачном соотношении параметров, сбалансированной взаимосвязи технических решений и сравнительной простоте. «Четырехсотый» был оснащен 4-цилиндровым весьма компактным нижнеклапанным двигателем. Головку и блок цилиндров «Москвича-400» отливали из самого дешевого металла – чугуна. Все важнейшие узлы двигателя были расположены так, что при поднятых боковинках капота открывался удобный доступ к ним в процессе эксплуатации и при ремонтных работах. Двигатель «четырехсотого» имел степень сжатия всего 5,8 единиц, работал на бензине с октановым числом 66 и по тем временам отличался завидной долговечностью. Его мощности в 23 л. с. при 3400 об./мин вполне хватало, чтобы на ровном шоссе машина шла со скоростью 90 км/ч. Довольно скромная приемистость «четырехсотого» объяснялась трехступенчатой коробкой передач, которая не имела синхронизаторов (потери времени на переключение замедляют разгон). Рычаг переключения до 1951 г. размещался на верхней крышке коробки передач, а позже был перенесен на рулевую колонку.

Необычной чертой машины являлась независимая подвеска передних колес типа Дюбонне. Названная по имени французского изобретателя, гонщика 20-х годов, она обеспечивала колесу качание в плоскости, параллельной продольной оси машины. Фиксировали колесо два продольных рычага. Один действовал на пружину, заключенную в цилиндрический корпус, где размещался гидравлический амортизатор одностороннего действия. Этот кожух одновременно служил резервуаром амортизаторной жидкости и мог поворачиваться относительно шкворня. Другой рычаг, шарнирно соединенный с корпусом, передавал на него реактивные усилия при торможении, когда колесо вместе с тормозными колодками и их опорным диском стремилось повернуться относительно первого рычага. Подвеска задних колес на продольных полуэллиптических рессорах представляла конструкцию, традиционную для многих десятилетий автомобильной техники. Тормоза были довольно нестандартными. Во-первых, гидравлический привод в начале 40-х годов еще не полностью взял верх над механической системой тяг, коромысел, уравнителей и тросов. Во-вторых, на «Москвиче» чугунный тормозной барабан одновременно служил и ступицей, и диском колеса. Барабан сидел непосредственно на шариковых подшипниках цапфы передней подвески или же на конической шейке полуоси заднего моста. Шпильки крепления колеса были вынесены на максимально допустимый конструкцией диаметр. Поэтому колесо вместо привычного нам диска практически имело лишь обод с гнездами для гаек. В целом избранная конструкция подвески, тормозного барабана и колеса обеспечивала малую массу неподрессоренных деталей, что положительно сказывалось на устойчивости машины. Четырехместный четырехдверный кузов был сделан несущим и отличался высокой прочностью. Старые автомобилисты отмечали его высокую устойчивость против коррозии.

В салоне «четырехсотого» не было таких привычных для наших современников отопителя и радиоприемника. Стеклоочиститель приводился в действие не электромотором, а гибким валом от двигателя. Это на первый взгляд рациональное решение имело один небольшой минус. В сильный дождь или снег, когда дорога становилась скользкой и невольно приходилось идти на малой скорости, вследствие малого числа оборотов двигателя «дворники» работали медленно и не всегда успевали очищать стекло достаточным образом. Для эксплуатации «Москвича» в морозы ниже минус 15 градусов согласно инструкции рекомендовалось сливать на ночь не только воду, но и масло. А утром возвращать его в двигатель нагретым. А систему охлаждения, естественно, заправлять кипятком. Не удивительно, что среди частников зимой отваживались ездить только самые преданные рулю.

Живучесть этих автомобилей оказалась на высоте.Отдельные экземпляры ездили у рачительных хозяев еще в конце 80-х. В трудолюбивых руках автомобиль старательно работал десятилетиями, становился свидетелем взросления, а нередко и старения хозяина. Даже если пересаживались в более новые «москвичи», а то и «волги», то 400-е и 401-е переходили в руки детей и внуков, оставаясь в семье. Первые малолитражки послевоенного времени в каком-то смысле пережили своих более поздних и не в пример массовых последователей.

Ничто так вживую не окунет в эпоху первых малолитражных автомобилей советского производства, как «Москвич»-400-420А кабриолет или как их еще тогда называли «кабриолимузин».

Со второй половины 1950-х «четырёхсотый», в силу своей надёжности, надолго стал властителем дум тех, кто мечтал сравнительно недорого обрести вожделенную возможность перемещения на своих колёсах – в 1960-е и даже в 1970-е подержанные Москвичи были своеобразным воплощением духа свободы.

Актер Алексей Баталов, получив от Анны Ахматовой деньги, чтобы приодеться, вместо этого купил себе четырехсотого Москвича. Поездила на таком в начале своей карьеры и балерина Майя Плисецкая.

Эта машина стала первой в СССР и массовой спортивной. Уже на первом Чемпионате страны в 1950 году их было больше 20. А начальник испытательного цеха завода Лев Гивартовский стал первым Чемпионом СССР. Тогда за это давали красный свитер.

Популярными в то время были и так называемые конкурсы профессионального мастерства. И однажды на такой приехал водитель-испытатель завода Юрий Чвиров поучаствовать в 100-километровых соревнованиях на экономичность. Чтобы показать хороший результат, кроме хорошо подготовленного автомобиля, он на ходу при попутном ветре открывал все двери, чтобы они служили парусами, подталкивая Москвич. И победил с результатом 2,45 л на 100 км. Хотя обычно машина расходовала литров 10.

Ныне о марке «Москвич» приходится говорить в прошедшем времени. Одному из крупнейших советских автозаводов, чья биография началась еще в 1930 году, не удалось вписаться в новые реалии — в 2002 году производство остановили, а в 2010-м официально объявили о ликвидации предприятия.

Так что для ценителей истории теперь каждый восстановленный «Москвич» имеет особое значение, тем более если речь идет о первом поколении этих автомобилей. Автомобиль Москвич-400-420А из проекта КБ Смирнова, обнаруженный нами в Краснодарском крае и тщательно отреставрированный пополнил их достойные ряды. Кабриолет был доукомплектован всеми недостающими деталями и аутентичными запасными частями, был воссоздан тент, а так же внутренне убранство салона. Большинство элементов внешнего декора были заново отхромированы, был произведен капитальный ремонт двигателя. Сотрудники нашего КБ отыскали и отреставрировали оригинальные диски Opel которые крайне редко попадались на автомобилях Москвич ранних выпусков.

И в наши дни спрос среди коллекционеров и реставраторов на «Москвичи» очень велик, для многих они стали пропуском в мир старинных автомобилей. Стандартные седаны, коих выпустили в количестве 216 тысяч штук, сейчас еще можно найти, а вот кабриолет (тираж всего около 18 тысяч) — весьма затруднительно. И практически не возможно заполучить такой автомобиль в достойном коллекционном состоянии.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector