Броневик руссо балт - Про отечественный автопром
Remont-gazeley.ru

Про отечественный автопром
5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Броневик руссо балт

Броневик руссо балт

История производства отечественных бронеавтомобилей неразрывно связана с историей создания первого в российской армии бронеавтомобильного подразделения, известного под названием «1-я автомобильная пулеметная рота».
Сразу же после начала первой мировой войны Верховный Главнокомандующий Великий князь Николай Николаевич поставил перед военным министром генерал-адьютантом Сухомлиновым задачу создать специальное подразделение, оснащенное бронированными автомобилями с пулеметным вооружением. Сухомлинов вызвал к себе лейб-гвардии егерского полка полковника А. Добржанского, временно прикомандированного к канцелярии Военного министерства, и поручил ему и штабс-капитану Некрасову в кратчайшие сроки построить два десятка бронеавтомобилей и сформировать «бронированную пулеметную автомобильную батарею». Спустя два дня своим официальным приказом приступить к постройке броневых машин военный министр «положил начало существованию блиндированных автомобилей и формированию роты».

Выбор военного министра не был случайным он знал, кому доверить организацию производства отечественных бронеавтомобилей. Еще до войны полковник Добржанскии в соавторстве с подполковником в отставке Л. Чемерзиным разработал теоретические основы применения бронемашин в ходе военных действий, изучив и обобщив опыт испытаний первого русского бронеавтомобиля подъесаула М. Накашидзе. Он считал что в будущей войне эти машины смогут применяться для ведения разведки в тылу и на флангах противника, для огневой поддержки своих войск в наступлении и преследовании отступающего врага, для срыва атак его кавалерии, для поддержания связи и выполнения других видов боевых задач. Кроме того, Добржанский был знаком с производством бронемашин на заводах французской фирмы «Крезо» и принимал непосредственное участие в их проектировании.
Добржанскому и Некрасову удалось сделать почти невозможное — всего за полтора месяца с нуля спроектировать и построить девять бронемашин. И уже 16 октября 1914 года — до прибытия в Россию 48 бронемашин «Остин», заказанных в Англии, — на фронт отправилась автомобильная пулеметная рота, укомплектованная первыми отечественными броневиками.
В качестве производственной базы Добржанский избрал Ижорский завод в Колпино, под Петроградом. Туда с 24 августа по 1 октября 1914 года из Риги с Русско-Балтийского вагонного завода прибыли семь легковых шасси модели «Руссо-Балт-С24-40» серии ХШ-бис, оснащенных 294-киловаттными (40 л. с.) двигателями На основании указаний полковника Добржанского, назначенного командиром нового подразделения, инженер-механик Грауэн разработал проект бронировки шасси. Работы по изготовлению бронекорпусов и их установке на шасси велись в бронепрокатной мастерской № 2 Ижорского завода.

Прежде всего, на рамах шасси были смонтированы каркасы, выполненные из прокатного уголкового профиля, к которым с помощью болтов и заклепок крепились броневые листы из хромоникелевой стали особой закалки — их прокатывали непосредственно на Ижорском заводе. Толщина передней и задней стенок корпуса составляла 5 мм, бортов — 3,5 мм и крыши — 3 мм. Бронелисты располагались под наклоном таким образом, что в поперечном сечении бронекорпус представлял собой шестиугольник с несколько расширенной верхней частью. Такая конфигурация корпуса способствовала повышению пулестойкости бронировки, которая обеспечивала противопульную защиту на расстоянии 200 шагов. Бронемашина не имела вращающейся башни, и вооружение устанавливалось в стенках корпуса Экипаж «Руссо-Балта» состоял из командира машины. который, как правило, был офицером, шофера и трех пулеметчиков.

Бронеавтомобили «Руссо-Балт Тип C»

Русская императорская армия изначально проявила интерес к бронеавтомобилям, но в дальнейшем охладела к ним. В результате к началу Первой мировой наша армия, в отличие от вооруженных сил других государств, не располагала подобной техникой. Уже в первых боях против врага, вооруженного броневиками, стали понятны перспективы такой техники. Результатом этого стали несколько приказов военного командования, в соответствии с которыми были разработаны первые отечественные серийные броневики.

17 августа 1914 года военный министр генерал-адъютант В.А. Сухомлинов по распоряжению великого князя Николая Николаевича приказал начать работы по созданию нового бронеавтомобиля, предназначенного для вооружения армии. Предполагалось, что в обозримом будущем будет построено несколько таких машин, которые будут сведены в одну бронированную пулеметную автомобильную батарею. Непосредственным исполнителем проекта был назначен полковник Лейб-гвардии егерского полка А.Н. Добржанский. Он должен был отвечать за разработку проекта и дальнейшее строительство новых броневиков. Примечательно, что незадолго до войны полковник Добржанский занимался созданием бронебойной пули для патрона 7,62х54 мм R, а после начала конфликта стал указывать на необходимость массового строительство броневика.

Имея опыт работы с броней и бронебойными боеприпасами, Добржанский предложил несколько оригинальных идей, направленных на повышение уровня защиты бронекорпуса и сокращение массы конструкции. При этом по своей общей архитектуре новый броневик не должен был отличаться от иной техники этого класса, созданной в то время. В качестве основы для нового броневика планировалось взять готовое шасси серийного автомобиля, поверх которого следовало монтировать броневой корпус.

Базой для перспективного броневика должен был стать массовый серийный легковой автомобиль C24/40 серии XIII-бис Русско-Балтийского завода («Руссо-Балт»). Для строительства бронеавтомобилей были выделены восемь шасси с номерами от «530» до «542». Перед началом работ шасси перегнали на Ижорский завод. Изготовлением корпусов должна была заняться бронепрокатная мастерская №2.

В ходе разработки проекта новый броневик получил собственное обозначение. По названию базового шасси его обозначили как «Руссо-Балт Тип C». Под этим именем бронеавтомобили пошли в серию и эксплуатировались в войсках.

Разработкой проекта корпуса и броневика в целом занимались несколько специалистов во главе с А.Н. Добржанским. При этом за создание бронекорпуса отвечал инженер-механик Грауэр, имевший солидный опыт в работе с броней. В качестве материала для корпуса была выбрана хромоникелевая броневая сталь особой закалки. Листы толщиной от 3 до 5 мм предлагалось устанавливать на базовом каркасе с использованием болтов и заклепок. Грауэр и Добржанский использовали несколько оригинальных идей, которые позволили повысить уровень защиты корпуса без применения тяжелой брони. По имеющимся данным, им удалось обеспечить защиту от винтовочных пуль при обстреле с дистанций до 200 м.

Броневой корпус машины «Тип C» состоял из двух основных отсеков: моторного и обитаемого. Для улучшения характеристик защиты было решено разместить основные бронелисты корпуса под углами к вертикали. Т.н. рациональные углы бронирования позволили в некоторой мере повысить уровень защиты без серьезного роста веса всей конструкции. Лоб и корма машины были защищены наклонными листами толщиной 5 мм, борта имели толщину 3,5 мм, а сверху экипаж защищался 3-мм крышей. Как выяснилось позже, рациональные углы не были излишними, поскольку действительно позволили вывести защиту машины на приемлемый уровень.

Двигатель базового шасси располагался в передней части корпуса и был защищен угловатым капотом. Предусматривался наклонный лобовой лист с люком для вентиляции и вертикальные борта. Крышка капота была выполнена в виде двух наклонных и одной горизонтальной панелей. При этом боковые листы закреплялись на петлях и могли подниматься, открывая доступ к двигателю.

Обитаемый отсек корпуса имел шестиугольный лобовой лист, сопряженный с капотом. Борта корпуса состояли из двух основных деталей: нижние их части были установлены с развалом наружу, тогда как верхние сходились внутрь. Кормовая проекция защищалась крупным шестиугольным листом. В передней части обитаемого отсека предусматривалась небольшая надстройка. Таким образом, крыша отделения управления была выше крыши боевого отделения.

В корпусе предусматривался набор смотровых щелей и люков. Водитель, располагавшийся в передней части машины у правого борта, должен был следить за дорогой через смотровые щели в лобовом листе и борту. Посадка в машину производилась через люки в нижней части бортов. Кроме того, в лобовом, кормовом и верхних бортовых листах предусматривались люки для пулеметов со специальными подвижными щитками для защиты стрелков.

Под капотом нового броневика находился бензиновый двигатель мощностью 40 л.с. При помощи механической трансмиссии крутящий момент двигателя передавался на ведущую заднюю ось. Как и множество машин того времени, базовый автомобиль имел зависимую подвеску на листовых рессорах.

Экипаж боевой машины «Руссо-Балт Тип C» состоял из пяти человек: водителя, командира и трех стрелков. Ввиду небольших габаритов обитаемого отсека посадка членов экипажа была крайне плотной.

Вооружение нового броневика состояло из трех пулеметов «Максим» с жидкостным охлаждением ствола. Специально для новой боевой машины были разработаны два варианта пулеметных станков, устанавливавшихся рядом с амбразурами. В лобовом листе, корме и бортах корпуса предусмотрели по одной амбразуре оригинальной конструкции. В листах корпуса, рядом со станком пулемета, предусматривался широкий люк сравнительно небольшой высоты. Снаружи этот люк закрывался скользящим щитком, установленным на специальных держателях. В центре щитка находилось отверстие для кожуха ствола пулемета с небольшим дополнительным вырезом сверху для прицеливания. Таким образом, при перемещении пулемета в горизонтальной плоскости щиток скользил в своих держателях и постоянно закрывал широкий люк, обеспечивая требуемую защиту стрелка. Кроме того, конструкция амбразур позволяла максимально увеличить ширину обстреливаемого сектора, обеспечив некоторое перекрытие зон ответственности соседних пулеметов.

Читать еще:  Газ 53 и зил 130 сравнение

Броневик «Тип C» имел четыре подобные амбразуры, но оснащался только тремя пулеметами. По одному пулемету размещалось в лобовом и кормовом листах, а третий предполагалось устанавливать на один из бортовых станков, в зависимости от обстановки на поле боя. Вдоль бортов корпуса располагались стеллажи для патронных коробок. Общий боезапас нового бронеавтомобиля составлял 9000 патронов – по 3 тыс. патронов на каждый пулемет.

Из-за легкового шасси и связанных с ним ограничений машина получилась компактной и легкой. Общая длина броневика конструкции Добржанского не превышала 4,5 м, ширина и высота – около 2 м. Боевая масса с полным боекомплектом и экипажем находилась на уровне 2,96 т.

Соотношение характеристик базового шасси и нового корпуса сказалось на ходовых характеристиках броневика. Его максимальная скорость на хорошей дороге не превышала 20 км/ч. На пересеченной местности максимальная скорость сокращалась вдвое. Запаса топлива хватало на 100 км пути по шоссе. Тем не менее, для начала Первой мировой войны подобные характеристики были вполне достаточными и позволяли новой машине эффективно выполнять поставленные задачи.

Разработка и строительство новых бронеавтомобилей «Руссо-Балт Тип C» заняли всего несколько недель. Чуть более чем через месяц после первого приказа военного министра Ижорский завод завершил строительство всех восьми требуемых броневиков. 19 сентября были сформированы четыре взвода по две машины в каждом. Кроме того, вскоре эти взводы были усиленны новыми броневиками с пулеметным и пушечным вооружением. Четыре взвода были сведены в 1-ю автомобильную пулеметную роту, которой также придали несколько вспомогательных машин и небронированных грузовиков с вооружением.

Имеются сведения о строительстве нескольких других броневиков на базе аналогичного шасси. Одновременно с машинами «Тип C» на Ижорском заводе собрали несколько бронеавтомобилей с открытым сверху корпусом, двумя пулеметами в амбразурах и одним ручным пулеметом. По другим данным, это были броневики, отличавшиеся от первоначальной проектной конфигурации только отсутствием крыши. Кроме того, существовало несколько зенитных бронеавтомобилей с 76-мм пушками. При строительстве этой техники использовались некоторые наработки по проекту Добржанского.

Через месяц после формирования, 19 октября, 1-ю роту отправили на войну. В качестве места службы новых бронеавтомобилей был выбран самый проблемный участок фронта. К этому времени русская армия была вынуждена отступить в Пруссии и Польше, куда и направили автомобильную пулеметную роту. Подчиняться она должна была командованию 2-й армии. До конца месяца броневики готовились к вступлению в бой и обкатывались в новых условиях.

9 ноября состоялся первый бой с участием серийных отечественных бронеавтомобилей, не запомнившийся особыми успехами. На следующий день броневики показали весь свой потенциал. Сразу шесть машин «Тип C» прорвались через город Стрыков, где находился противник. Кроме того, два пушечных броневика поддержали наступление стрелковых полков. За успешное выполнение задачи несколько офицеров были представлены к наградам.

В дальнейшем 1-я автомобильная пулеметная рота участвовала в боях на различных участках фронта, эффективно поддерживая пехоту пушечным и пулеметным огнем. При этом машины нередко попадали под ответный огонь противника, что приводило к появлению пробоин и ранениям экипажей. Тем не менее, наносимый противнику урон был несравнимо выше.

По результатом первых месяцев эксплуатации броневиков «Руссо-Балт Тип С» и другой техники 1-й автомобильной пулеметной роты были сделаны определенные выводы. Выяснилось, что машины имеют как плюсы, так и минусы. Положительным качеством сочли сравнительно высокую огневую мощь и количество техники. На полях сражений Первой мировой даже один пулеметный броневик являлся серьезной силой, не говоря о более многочисленных соединениях.

Тем не менее, были выявлены и недостатки. Несмотря на все усилия полковника Добржанского и инженера Грауэра, 5-мм броня машин не обеспечивала требуемый уровень защиты. Она спасала только от обстрела с дистанций более 200-300 м, что в некоторых ситуациях было недостаточно. Более того, на малых дистанциях не исключались и сквозные пробития винтовочными пулями. Также осенью проявилась невысокая проходимость машин по бездорожью. Достаточная подвижность обеспечивалась только на грунтовых дорогах, однако и в таком случае она оставляла желать лучшего.

Несмотря на выявленные недостатки, эксплуатация новой техники позволила определить наиболее эффективные тактические приемы. 11 февраля 1915 года военное ведомство издало специальную инструкцию, по которой следовало вести дальнейшую эксплуатацию бронеавтомобилей всех типов. Как и другие новые соединения, 1-я автомобильная пулеметная рота изучила этот документ и начала использовать его на практике.

Время от времени 1-я рота получала новую бронетехнику различных типов. В конце осени 1916 года роту переформировали в 1-й броневой дивизион. К этому времени в составе соединения присутствовала техника различных типов, в том числе и несколько машин из самого первого состава роты.

Несколько машин «Руссо-Балт Тип C» дожили до начала Гражданской войны. По некоторым данным, все сохранившиеся броневики достались Красной Армии, которая применяла их в различных операциях. Известно, что один из «красных» броневиков успел дважды сменить хозяев. Так, летом 1919 года бойцы 21-го автобронеотряда был вынужден бросить свою машину, из-за чего она стала трофеем белогвардейцев. Через несколько месяцев 32-й автобронеотряд 1-й конной армии во время наступления отбил машину. В дальнейшем этот бронеавтомобиль использовался только РККА.

По разным данным, до конца Гражданской войны в строю оставалось менее половины построенных машин «Тип C». Так, в 1921 году в разных подразделениях Красной Армии числилось всего три таких броневика. Прочие были уничтожены в боях или разобраны ввиду выработки ресурса. Остававшиеся в армии машины так же не отличались высоким ресурсом, из-за чего их тоже разобрали за ненадобностью.

Все восемь броневиков «Руссо-Балт Тип C» были уничтожены или утилизированы. Тем не менее, в настоящее время существует возможность увидеть подобную машину. В 2009 году энтузиасты из московского клуба исторической реконструкции «Лейбштандарт», использовав оригинальные чертежи, построили полноразмерную копию первого отечественного серийного броневика. Получившаяся реплика в течение некоторого времени присутствовала в экспозиции Государственного центрального музея современной истории России (Москва). Кроме того, броневик время от времени участвует в различных военно-исторических мероприятиях.

Автомобили «Руссо-Балт» специального назначения (Часть 2)

Во время Первой мировой войны автомобильный отдел Русско-Балтийского вагонного завода работал исключительно на оборону страны, поставляя в армию автомобильные шасси, предназначенные для нужд Военного министерства. Продукция завода нашла применение как для спасения солдат Русской армии, так и для борьбы с противником. Производство санитарных машин и бронированных автомобилей на шасси «Руссо-Балт» – одна из самых ярких страниц в истории предприятия.

Санитарные машины

До начала Первой мировой войны в Русской армии имелось всего две санитарные машины. С началом войны ситуация коренным образом изменилась. Несмотря на отсутствие опыта эксплуатации в армии автомобилей для перевозки раненых, одной из первоочередных задач военного командования стало формирование автомобильных санитарных колонн. Осенью 1914 года Русско-Балтийский завод отгрузил Военному министерству санитарный автомобиль, изготовленный на шасси № 339 модели «С 24/40». Это был единственный санитарный «Руссо-Балт», полностью построенный на заводе в Риге. В дальнейшем было принято решение закупать автомобили этого назначения за границей и изготовлять специальные кузова на различных кузовных фабриках в России, использовав для них как иностранные, так и отечественные шасси.

Отечественные кузова для перевозки раненых с подвесными носилками разработал врач Учебной автомобильной роты, известный автомобилист доктор Е.Ф. Климович. Начиная с лета 1914 года, преимущественно в мастерских Учебной автомобильной роты по его системе было оборудовано 50 автомобилей на шасси, поступивших по военно-автомобильной повинности и купленных у Русско-Балтийского завода, и 300 автомашин – на шасси, приобретённых в Англии и Франции. По прибытии в Россию первых крупных партий английских и французских автомашин к постройке санитарных были подключены различные кузовные и экипажные фабрики и мастерские в Петрограде, Москве и других городах – столичные фирмы «Ив. Брейтигам», «К. Крюммель», «А.Ф. Куранов» и «А.Е. Рогозин», московские «П. Ильин», «Братья Крыловы», «С.И. Субботин» и «А.И. Евсеев». В небольшом количестве санитарные машины строили фирмы «Эмпеде» и «Гекманн» в Одессе, «А. Фризен» в Риге и различные экипажные мастерские.

Для автомобильных санитарных отрядов, формируемых различными общественными организациями, Императорское Российское автомобильное общество (ИРАО) разработало более простой кузов, представлявший грузовую платформу, покрытую мягкими тюфяками и защищённую брезентовым тентом. Санитарные машины «по типу, выработанному ИРАО», строились в Петрограде фабриками «Ив. Брейтигам» и «А.Ф. Куранов». Использовались шасси различных легковых автомобилей, в том числе и «Руссо-Балтов» моделей «С 24/40» и «Е 15/35». Последние 20 шасси модели «Е 15/35» № 457, 460, 461, 463–465, 469, 471, 472–475, 477–484 были сданы Военному ведомству весной 1915 года и использовались в основном для установки санитарных кузовов.

Читать еще:  Авто зил все модели фото

Во время войны обострилась проблема повышения проходимости автомобилей. Осенью 1915 года Адольф Кегресс представил на рассмотрение Технической комиссии ГВТУ подробное описание модернизированной конструкции гусеничного движителя, на что незамедлительно последовала резолюция: «Крайне желательно испытать приспособление Кегресса на автомобилях разных систем, а особенно возможность их применения для броневых автомобилей, что может иметь большое значение». Тогда же по системе Кегресса был перестроен один штабной автомобиль «Руссо-Балт С 24/40» (шасси № 579 серии XIII-бис) и пять санитарных машин – одна на шасси «Руссо-Балт». По непроверенным сведениям с 1913 по 1915 год всего было изготовлено четыре полугусеничных «Руссо-Балта» разных моделей.

В сентябре 1914 года была сформирована и отправилась на Северный фронт автомобильно-санитарная колонна ИРАО имени Наследника Цесаревича. Её первые машины были изготовлены на Петроградской кузовной фабрике «Ив. Брейтигам» на шасси автомобилей, пожертвованных членами ИРАО, среди которых был один «Руссо-Балт», вероятно, модели «С 24/30». Через год в составе колонны находились уже пять «автосаней» системы Кегресса, из них минимум одна машина на шасси «Руссо-Балт» и две на шасси «Рено». Каждая из них имела грузовые прицепы-сани с медицинским оборудованием и запасом медикаментов.

В октябре 1915 года ГВТУ утвердило представленную прапорщиком Кегрессом «программу работ для дальнейшего развития изобретённых им движителей». В 1916 году начальник Автомобильного отдела ГВТУ полковник А.А. Крживицкий заключил до­говор с Обществом Путиловских заводов на постройку 213 «приспособлений Кегресса». Они предназначались для установки в первую очередь на грузовые и легковые автомобили «Паккард» и на бронеавтомобили «Остин». С середины 1916 года Путиловский завод в Петрограде начал производство небольших партий универсальных «приборов Кегресса», годных для установки на автомобили разных типов. Резиновые гусеницы к «приборам Кегресса» выпускало петербургское Товарищество резиновой мануфактуры «Треугольник». Летом 1916 года на полугусеничный ход в опытном порядке был перестроен один английский бронеавтомобиль «Остин». Планировалось в 1917 году провести перестановку на полугусеничный ход многих имевшихся в войсках бронеавтомобилей. Однако до конца 1917 года удалось построить всего около пятнадцати комплектов «приборов Кегресса». Смена власти в стране помешала полностью воплотить намеченное. Забегая вперёд, отмечу, что в Советской России в 1918–1922 годах эти работы были возобновлены. На Путиловском заводе было построено двенадцать полугусеничных броневиков «Остин-Кегресс», оборудовано несколько легковых и грузовых автомобилей «Паккард» и две легковые машины «Роллс-Ройс».

Боевые «Руссо-Балты»

Уже через несколько дней после начала войны, 17 августа 1914 года, военный министр В.А. Сухомлинов предложил полковнику лейб-гвардии Егерского полка А.Н. Добржанскому сформировать «бронированную пулемётную автомобильную батарею», а через два дня резолюцией военного министра было «положено начало существованию блиндированных автомобилей и формированию 1-й пулемётной автомобильной роты» – первой бронеавтомобильной части в мире. 22 сентября 1914 года Добр­жанский был назначен её командиром. Материальная часть роты включала восемь бронированных пулемётных, один бронированный и два небронированных пушечных, 17 легковых и семь грузовых (из них два были оснащены пушками и использовались как боевые машины) автомобилей, а также один мобильный лазарет (санитарный автомобиль), один автомобиль-прожектор и 14 мотоциклов. Бронемашины были изготовлены в кратчайший срок Ижорским заводом Морского ведомства в Колпино. Эскизы бронированных машин выполнил сам полковник Добржанский, а рабочий проект разработал инженер-механик А.Я. Грауэн. Первыми боевыми машинами Русской армии стали лёгкие броневики, построенные на шасси № 530, 532–535, 538, 539, 542 легковых автомобилей «Руссо-Балт» модели «С 24/40» и вооружённые тремя пулемётами «Максим». По причине недостатка времени на них не были установлены башни, огонь вёлся из амбразур.

В 1915 году в мастерских Военной автомобильной школы в Петрограде был изготовлен бронеавтомобиль подобной конструкции на шасси «Руссо-Балт» № 442 модели «Е 15/35» по заказу 125-го Курского пехотного полка, но вскоре его перестроили по проекту штабс-капитана В.А. Мгеброва, оснастив новой усиленной бронёй и пулемётной башней.

Мастерская Ю.A. Братолюбова в Петрограде собрала в 1915–1916 гг. 10 бронеавтомобилей конструкции штабс-капитана Некрасова. Четыре машины были построены на шасси № 531, 536, 540, 541 «Руссо-Балт С 24/40» и шесть на шасси № 432, 433, 435–438 «Руссо-Балт D 24/40». Автомобили типа «D 24/40» были изготовлены для Государственного банка, пожертвованы им летом 1914 года на военные нужды. Первоначально на них предполагалось поставить осветительное оборудование фирмы «Шуккерт», но в октябре 1914 года их передали под постройку бронеавтомобилей. Шесть броневиков «Руссо-Балт» конструкции Некрасова, изготовленные в 1915 году, не имели башни и были вооружены 37 мм автоматическими пушками и пулемётами, а четыре машины, построенные в 1916 году, оснащены башней с двумя пулемётами. Бронеавтомобили оказались слишком тяжёлыми и негодными к боевой службе. Три из них позже переставили на железнодорожный ход, превратив в бронедрезины, а остальные оставили в составе Запасного бронедивизиона в Петрограде в качестве резервных и учебных машин.

Бронированные «Руссо-Балты» работы Братолюбова не приняли участия в войне, зато активно использовались в обеих революциях 1917 года. А вот «Руссо-Балты» Ижорского завода, несмотря на простую конструкцию, с успехом выдержали все тяготы войны, не потеряв ни одной машины этого типа. Первая автомобильная пулемётная рота (впоследствии 1-й броневой дивизион) Добржанского стала одной из знаменитейших воинских частей Русской армии. Героизм её чинов и надёжность броневиков трудно переоценить. Её боевой путь отмечен славными победами. Достаточно сказать, что по количеству кавалеров орденов и крестов Святого Георгия ей не было равных в действующей армии. Впрочем, эта тема достаточно широко раскрыта в военно-исторической литературе, а в наши задачи не входит описание боевых действий.

Летом 1915 года в связи с наступлением германской армии в Прибалтике Автомобильный отдел Русско-Балтийского завода был эвакуирован в Петроград. Производство автомобилей было временно прекращено. Только в 1917 году в Петрограде возобновили сборку из вывезенных из Риги деталей шасси модели «С 24/40». В 1917 году было собрано и оборудовано грузовыми платформами 42 машины, а в 1918 году – последние восемь автомобилей. Их фотографии автор пока ещё не нашёл.

Литература:

1. IV Международная автомобильная выставка 1913 года. Петроград, 1915.

2. Барятинский М., Коломиец М. Бронеавтомобили Русской армии 1906–1917. М., 2000.

3. Дубовской В.И. Автомобили и мотоциклы в России 1896–1917 гг. М., 1994.

4. Кирилец С.В. Автомобили Российской Империи. М., 2007.

5. Кирилец С.В., Канинский Г.Г. Автомобили Русской Императорской армии. М., 2010.

6. Климович Е.Ф. Санитарные автомобили в войсках. Петроград, 1916.

7. Коломиец М.В. Броня Русской армии. М., 2008.

8. Крживицкий А.А. Механические средства передвижения по снегу. М., 1926.

9. Шугуров Л.М., Ширшов В.П. Автомобили страны Советов. М., 1983.

10. Шугуров Л.М. Автомобили России и СССР. М., 1993.

11. Шугуров Л.М. Погоня за «Руссо-Балтом». М., 2004.

12. Dupouy A. L’automobile en Russie jusqu’en 1917. Grenoble, 1989.

13. Liepins E. Rigas auto. Riga, 1997.

14. РГВИА. Фонд 802, опись 4, дело 1158. 1914/1917 гг.

Как «Руссо-Балт» сделал Россию лидером мирового автопрома

В июне 1909 года на российском заводе в Риге приступили к выпуску самых массовых отечественных автомобилей начала ХХ века

Начало ХХ столетия стало временем бурного развития техники и ознаменовалось широким распространением таких технических новинок, как самолеты и автомобили. Первоначальный бум, связанный с производством и тех и других, пришелся на первое десятилетие нового века. И в это самое время в рядах автопроизводителей появилась самая массовая русская серийная марка авто — «Руссо-Балт». Первый автомобиль этой марки — «Руссо-Балт» модель С — сошел с конвейера завода в Риге в начале июня 1909 года, а через пару лет российские машины уже заслужили славу очень крепких и надежных.


«Руссо-Балт»-С24/40 выпуска 1913 года во дворе Русско-Балтийского вагонного завода в Риге.
На заднем сидении в кепке — председатель правления РБВЗ генерал-майор Михаил Шидловский.
Источник: https://i.wheelsage.org

Не от хорошей жизни

Появление «Руссо-Балта» стало, как это нередко бывает, следствием тяжелого финансового положения, в котором к концу первого десятилетия ХХ века оказалось акционерное общество «Русско-Балтийский вагонный завод» — РБВЗ. Чтобы исправить его, председатель правления РБВЗ генерал-майор Михаил Шидловский предложил диверсифицировать производство, наладив выпуск новой, более конкурентоспособной продукции. Самыми востребованными новинками того времени являлись автомобили и самолеты — и именно их решено было выпускать на рижском заводе. Первым на РБВЗ появился автомобильный отдел: он открылся в 1908 году. Директором его стал Иван Фрязиновский, а главным конструктором — швейцарец Жюльен Поттера, успевший сделать себе имя в Бельгии на местном автомобильном концерне Fondu.

Читать еще:  Руссо балт какой вулкан

Любопытно, что эта бельгийская фирма проделала тот же самый путь, что и РБВЗ: создавалась она как вагоностроительное предприятие, а за автомобили взялась только в 1906 году, для чего на завод и был приглашен молодой конструктор Поттера. Он успел спроектировать и запустить в производство в Бельгии шесть моделей автомобилей, после чего его буквально перекупил РБВЗ, предложивший 26-летнему Жюльену не только более высокую зарплату, но и более высокий статус, а также более широкие возможности для самореализации.


Модель «Руссо-Балт»-К12/20 была самой доступной из машин, выпускавшихся РБВЗ.
Источник: https://livejournal.com

В Риге к Поттера присоединились два русских конструктора автомобилей — Иван Фрязиновский и Дмитрий Бондарев, только-только закончивший Харьковский технологический институт. Без всякого смущения швейцарец пустил в дело свои конструктивные наработки, сделанные еще в Бельгии, отчего автомобили Fondu принято считать прототипами первых машин «Руссо-Балта». В действительности это были вполне самостоятельные модели, при разработке которых использовались многие технические решения, уже найденные и опробованные Жюльеном Поттера на бельгийском предприятии.

Вперед, к рекордам!

Преемственность «Руссо-Балтов» проявлялась прежде всего в том, что это были автомобили, спроектированные с выдающимся запасом прочности и потрясающей надежностью. Причем это проявлялось, начиная с самой первой модели — той самой С (цэ, поскольку литера в названии была латинской).


Андрей Нагель (у борта автомобиля справа) возле своей машины «Руссо-Балт»-С24/40
перед стартом на автопробег по маршруту Санкт-Петербург-Монако.
Источник: https://upload.wikimedia.org

Полностью модель называлась «Руссо-Балт»-С24/30, и цифры в этом индексе обозначали расчетную и максимальную мощность двигателя: 24 и 30 л.с. соответственно. С точки зрения сегодняшнего автопрома, это выглядит смешно, но для того времени это были весьма приличные показатели. Достаточно сказать, что даже пять лет спустя, к началу Первой мировой войны, вполне достаточной для автомобильного мотора мощностью считали 7-10 л.с., а моторы в 33 л.с. уже относили к числу очень сильных!

В свой первый автопробег, которые тогда были не столько спортом, сколько, прежде всего, демонстрацией возможностей того или иного автопроизводителя, «Руссо-Балт»-С24/30 отправился вскоре после начала выпуска — в августе 1909 года. И одержал убедительнейшую победу. Из 19 машин, вышедших на старт маршрута Санкт-Петербург—Рига—Санкт-Петербург, до финиша добралось всего 8 автомобилей, то есть меньше половины. И только один из них прошел всю дистанцию в 1177 километров в одну сторону всего за 8 часов, показав среднюю скорость в 70 км/ч и не заработав ни единого штрафного очка.


Андрей Нагель (за рулем на переднем плане) в своем автомобиле «Руссо-Балт»-С24/40
перед стартом во время пробега по маршруту Санкт-Петербург-Севастополь-Санкт-Петербург.
Источник: https://goodspb.livejournal.com

Столь выдающийся результат ни у кого не оставил сомнений ни в необходимости такого мощного мотора, ни в безусловном лидерстве автомобиля РБВЗ, которому и досталась золотая медаль — первая из многих. Другие С24/30 получил в последующие четыре года, пока не началась война: на трех международных выставках и двух автосалонах, а также добрых полутора десятках международных соревнований, первыми из которых стало ралли Санкт-Петербург—Монако, прошедшее в самом начале 1912 года. Автомобилем РБВЗ, который принимал в нем участие, управлял гонщик и журналист Андрей Нагель, основавший в 1902 году первый русский специализированный журнал «Автомобиль». Нагель стартовал из Петербурга 31 декабря 1911 года, когда на улице стоял 17-градусный мороз, а на восьмой день на своем «Руссо-Балте» модели С24/30 третьей серии (заводской номер 14), которой шел уже третий год, финишировал первым из 87 участников, получив сразу несколько главных призов.

Русский конвейер

Были и другие доказательства надежности, крепости и проходимости автомобилей марки «Руссо-Балт» — от выдающихся до курьезных. Скажем, именно машина РБВЗ в 1910 году стала первым авто, добравшимся до вершины знаменитого вулкана Везувий. А в одном из пробегов «Руссо-Балта» водитель не справился с управлением, врезался в избу — и развалил ее, а сам отделался лишь незначительными повреждениями.


Модель «Руссо-Балт»-С24/40 с кузовом ландоле была самой дорогой и редкой среди машин
Русско-Балтийского вагонного завода. Источник: http://avtoriga.infoportal.lv

С 8 июня 1909 года до осени 1915 года, когда завод был эвакуирован из Риги из-за опасно приблизившегося к ней фронта в Санкт-Петербург, было выпущено около 500 автомобилей марки «Руссо-Балт». Некоторые из них находились в составе гаража, обслуживавшего семью императора Николая II, другие приобретали его родственники — великие князья и княгини; на «Руссо-Балтах» ездили энтузиасты автомобилестроения и русские купцы. С одной стороны, многочисленные победы в соревнованиях и ралли, а также выдающиеся показатели скорости и надежности марки «Руссо-Балт» способствовали ее успеху, а с другой, привели к такому росту цен на эти автомобили, при котором они были уже не по карману многим покупателям. Достаточно сказать, что даже самый недорогой из рижских автомобилей модели К12/20 стоил 5500 рублей, тогда как иностранные «Опели» и «Рено» обходились на 500 рублей дешевле, а за самый популярный С24/30 приходилось выкладывать уже 7500 рублей.

Причиной тому была не только высокая популярность марки. Начиная с первых машин, многие детали для «Руссо-Балтов» — от радиаторов и генераторов и до спидометров — приходилось заказывать за рубежом: отечественная промышленность их не выпускала. Чтобы устранить эту зависимость, на РБВЗ решили самостоятельно освоить выпуск всей номенклатуры деталей — и успешно справились с задачей, но для этого пришлось строить новые цеха и покупать новые станки. Правда, за счет ориентированного на конкретные задачи развития производства удалось сразу же наладить сборку машин конвейерного типа, по образцу американских заводов Форда. При этом на «Руссо-Балте» научились выпускать детали с допусками в сотые доли миллиметра, а взаимозаменяемость деталей у машин одной производственной партии была стопроцентной. Но за все эти достижения в конечном счете приходилось платить покупателю, и платить немало.


Полугусеничный автомобиль «Руссо-Балт» активно использовался военными и медиками в годы Первой Мировой войны.
Источник: http://avtoriga.infoportal.lv

Автомобили в погонах

Довольно быстро автомобили марки «Руссо-Балт» привлекли внимание командования Русской императорской армии, и она начала закупать эти машины. Тому способствовала и весьма широкая номенклатура моделей: на РБВЗ делали не только классические четырехколесные варианты авто, но и более экзотические. Скажем, существовала модель для езды по снегу, представлявшая собой достаточно мощную С24/40, у которой между передних колес была установлена поворотная пара лыж, а вместо задних — резинометаллический гусеничный привод, разработанный трудившимся в то время в России французом Адольфом Кегрессом. Такой автомобиль начали производить в 1913 году, и он заслужил высокую оценку у армейских автомобилистов, а также вошел в состав гаража царской фамилии.

Но все-таки большинство армейских автомобилей представляли собой шестиместные открытые модели С24 и играли роль штабных. Лишь с началом Первой мировой войны шасси «Руссо-Балта» стали использовать для строительства бронеавтомобилей. Несмотря на то, что все броневики, построенные на базе машин РБВЗ, носили название «Руссо-Балт», в действительности изготавливались они на других предприятиях.


1-я автопулеметная рота во время напутственного молебна. Санкт-Петербург, Семеновский плац, 19 октября 1914 года.
Источник: https://www.wikireading.ru

Первыми стали броневики «Руссо-Балт» типа С, унаследовавшие индекс модели от шасси «Руссо-Балта» С24/40. Ижорский завод выпустил всего восемь таких машин, но это были первые отечественные бронеавтомобили. При весьма компактных размерах и небольшом весе, что определялось особенностями шасси, они имели внушительное вооружение: три пулемета «Максим», которые могли вести огонь вперед, назад и вбок по курсу движения машины. Кроме того, броневик имел очень рациональные углы наклона брони, что усиливало его защиту, и оригинальной конструкции шторки для пулеметных гнезд, где броневой щиток, из которого выглядывал ствол пулемета, перемещался вслед за ним, не открывая стрелка вражескому огню. Эти бронемашины успели принять активное участие в Первой мировой и последовавшей за ней Гражданской войне и были окончательно списаны в начале 1920-х годов уже из РККА.

До тех же лет дослужили и броневики другого проекта, разработанного штабс-капитаном Некрасовым и инженером-изобретателем Александром Братолюбовым. Основой для них послужили четыре легковых С и шесть грузовых D шасси «Руссо-Балт», на которых разместили два типа бронеавтомобилей: пулеметные и пушечно-пулеметные, предназначенные для борьбы с броневиками противника. В отличие от проекта Ижорского завода, эти машины оказались менее удачными и подвизались в качестве учебных в Усиленной автомобильной роте, а воевать начали только после Октябрьской революции.


Броневик «Руссо-Балт» Некрасова-Братолюбова с пулеметным вооружением, носивший собственное имя «Победоносец».
Источник: http://wikiwarriors.org

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector